Конституционный суд объяснил нормы изъятия незадекларированного имущества чиновников

Опубликовано 30 Ноября, 2016

Изучив обстоятельства дела, КС напомнил, что государство вправе использовать повышенные требования к госслужащим как носителям публичной власти. Решение основано на до этого вынесенных правовых позициях суда.

Верховный суд же засомневался в конституционности норм пункта 2 статьи 235 Гражданского кодекса и статьи 17 ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц их доходам», где сообщается, что доходы и расходы чиновников и их ближайших родственников должны совпадать.

Поводом для пояснений стал запрос Верховного суда Республики Башкортостан, который рассматривает дело супругов Колесник. Чиновница в справке о доходах не указала, на какие средства была приобретена машина. Оспариваемые нормы позволяют судам изымать в заработок РФ объекты недвижимости, транспортные средства и ценные бумаги, принадлежащие национальным служащим и членам их семей, в тех случаях, когда отсутствуют сведения, подтверждающие их покупку на законные доходы. В объявлении обозначено, что закон дает возможность учитывать общий заработок семьи только за три последних года, предыдущих периоду, когда были понесены расходы. И невзирая на то, что супруги Колесник пытались объясниться, суд их доводов не принял.

ВС Башкортостана усомнился в конституционности примененных в деле чиновницы норм. Кроме того, при отсутствии сведений, подтверждающих приобретение части имущества на законные доходы, закон дает возможность обращать его в заработок государства в полном объеме.

Конституционный суд РФ по запросу Верховного суда Республики Башкортостан дал истолкование по правоприменительной практике обращения в заработок государства имущества чиновников, которые не смогли подтвердить законность его происхождения.

Вместе с тем, по мнению КС, санкции за любое правонарушение должны быть четко определены в законе, а наказание должно быть соответствующим.

КС полагает, что обращать в заработок государства нужно только «ту часть имущества, законность приобретения которой не доказана».

Оспоренные нормы признаны не противоречащими Конституции РФ, однако должны использоваться так, как разъяснил суд, а законодатель должен улучшать антикоррупционное законодательство.